Преподобный Ефрем Новоторжский

Вслед за тем, 5 сентября 1016 года, убит был и князь Глеб. Он, подобно брату, зная о злых намерениях Святополка, не захотел воевать против него. Братья-мученики были с почестями погребены в Вышгороде. При перезахоронении всем открылось, что тела остались нетленны, а спустя некоторое время от могилы мучеников начались многие чудеса и исцеления. Церковь причислила страстотерпцев князей Бориса и Глеба к лику святых.

прп. Ефрем НовоторжскийГорькая и тяжелая потеря св. князей и брата Георгия тронула до глубины души преподобного Ефрема. Он отправился на место трагедии, дабы по православному обычаю предать тело брата земле, но обнаружил там лишь его отрубленную голову, которую забрал с собой. Потрясённый совершённым здесь злодеянием, от природы набожный и религиозный, он решился оставить мир, дом, отечество, богатство, свой сан боярский и искал уединения. Осенённый благодатью Божией, он решил всего себя посвятить Богу. Из Киева преподобный пришел в землю Древлянскую и рядом с нынешним городом Торжком устроил странноприимный дом на реке Дорогоще, где с глубоким смирением и христианской любовью ходил за больными и всем служил сам, давая приют и успокоение всем страждущим и обремененным житейскими недугами и страстями тленного мира. Особенное Божие Провидение через несколько лет указало ему другие подвиги и другое место, а именно - иноческие подвиги и устроение обители ещё ближе к Торжку на берегу р. Тверцы, на горе. Здесь он устроил обитель, а в 1038 году с сотрудниками своими и соучастниками душеспасения соорудил каменный храм во имя святых князей и страстотерпцев Бориса и Глеба, отчего и монастырь сей получил название Борисоглебский. Молитвенно-хвалебными песнями и славословием к Богу, возвышаясь всё более и более в духе Христовом, преподобный собрал около себя множество монахов. Он был для них образцом высоких иноческих подвигов. День проводил он в трудах для благоустройства своей обители, а ночь в коленопреклонении и молитвах. За высокие христианские добродетели свои преподобный был поставлен в своей обители архимандритом и до самых последних минут отхода своего в вечность никогда не оставлял церковного богослужения и не изменял своего монашеского правила.